Пожидаева Рената Сергеевна (Выпуск 2011) - Software developer at IT Max Group, Chicago

Так получилось, что я никогда не мечтала стать программистом. С детства я занималась танцами и рисованием и разглядывала растения в детсткий микроскоп в твердой уверенности, что стану натуралистом. Но наступила эпоха компьютеров, и, как только они появились в продаже, родители купили нам с братом первый Pentium 150. Конечно, в основном мы на нем играли. Хотя, честно говоря, играла только я, а Миша сразу увлекся более серьезными вещами, его внутренностями и алгоритмами. Потом началась информатика в лицее, Миша выигрывал олимпиады по программированию, и мне, как ни странно, тоже нравилось рисовать анимацию на паскале. Время шло, и когда он уже учился на факультете информатики, и передо мной и моими родителями встал вопрос о выборе факультета, было решено повторить его выбор. Все таки всегда проще идти по чьим-то стопам и лабам J Я была не против, к этому времени уже отъездила на подготовительные курсы факультета прикладной математики и факультета информатики, и мне было в целом интересно.
Не скажу, что было легко. Я далеко не все понимала, была откровенно глупее многих моих сокурсников, но была очень ответственным студентом и никогда не оставляла все на последний момент, что позволило мне даже получать неплохие оценки. После третьего курса желание иметь собственный доход привело меня в компанию «Лаборатория НТР», которая любезно согласилась взять меня на полставки, а после четвертого курса уже на полную ставку. Жить стало еще веселее, домой я приезжала глубокой ночью, пришлось применять все теоретические знания на практике. Первый мой проект был на БД Oracle и сразу пригодились знания по предмету г-на Бабанова. Так же пришлось вспомнить несколько фундаментальных алгоритмов и паттерны программирования, чтобы не ударить в грязь лицом при обсуждении будущей архитектуры. Не могу сказать, что было легко, но видимо моя усердность опять мне помогла, и я себя хорошо зарекомендовала в этой компании.

«Лаборатория НТР» на тот момент занималась аутсорсингом, т.е. брала сторонние проекты на исполнение. Я стала работать с американской компанией, которая заказала разработку своего проекта для стомоталогических практик. Необходимо отметить, что мы никогда не работали по жесткому графику, а работа с америкой совсем изменила рабочие часы. Наша команда частенько работала по ночам, с заказчиками мы общались по скайпу. Проект мы писали с нуля, команда постепенно росла, я стала ведущим программистом. Потом начались презентации этого проекта по всей америке, сроки были жесткими, было очень непросто. На тот момент я вкусила прелесть управления группой людей, перед которыми стоял двухзначный список задач, который должен быть сделан к вечеру. Было весело laugh
Примерно через год я получила предложение работать напрямую с заказчиком, оформила ИП и моим рабочим местом стал мой дом. Поначалу мне это даже нравилось, я экономила очень много времени на дороге. Тем не менее при работе дома необходимо обладать большей самодисциплиной, и сказывался недостаток общения. Появилась мысль о покорении Москвы или Санкт-Петербурга, но, почувствав моё настроние, мой босс предложил мне переехать в штаты.
Началось оформление документов. С момента подачи заявления и моим приездом прошло около 10 месяцев. После того, как я съездила в Москву на собеседование в посольстве, я вернулась домой в полной уверенности, что через 2 недели я улетаю в Америку. Но пасспорт не пришел, я с трудом выяснила, что мне назначили административную проверку. Билеты пришлось сдать, началось томительное ожидание, которое продлилось 4 месяца. При таких проверках вероятность отказа очень низкая, но сроки не определены. Нервы мои были на пределе, я решила уехать в отпуск. Запросив свой паспорт в посольстве, я получила ответ, что паспорт они мне вышлют с уже американской визой. Возник вопрос, сколько же лежал мой паспорт с моей готовой визой в их ящиках.

Билеты куплены, прощания устроены, в паспорте стоит H1-b, и я лечу Москва – Нью-Йорк – Чикаго. Перелет прошел не без приключений, я опоздала на ньюйоркский рейс по причине снега в Москве, что научило меня делать гораздо большие перерывы между рейсами. В аэропорту меня встречает мой босс и отвозит к другим ребятам из Томска, которые улетели по такой же визе раньше меня. На тот момент мне уже сняли таунхаус в пригороде, затем помогли купить машину и помогли оформить все контракты.
Несмотря на огромную поддержку моего начальства и моего большого опыта путешествий, переезд в другую страну оказался совсем не прост. Меня многие спрашивают о том, сколько стоит жить в Америке. Для начала необходимо отметить, что цена жизни сильно отличается от штата к штату, штат Иллионойс не самый дорогой и не самый дешевый. По законам США работодатель, который делает вам рабочую визу H1-b, не может платить вам меньше $65000 в год. В ежемесячные траты входит оплата апартаментов без мебели с гаражом ($1000-2000), свет и газ ($100-300), медицинская страховка ($300), страховка машины ($100), бензин ($200), оплата телефона ($60), интернета ($60). Цена на продукты питания сильно варьируется в зависимости от качества и ваших потребностей. Я стараюсь покупать в основном organic продукты, цена на них может отличается в несколько раз от обычных. Сэкономить можно на машине, т.к. цены на них значительно ниже, чем в России, на одежде и электронике.

Помимо денежных вопросов пришлось столкнуться с другими аспектами жизни. Конечно, существует языковая проблема, которая решается только наличием практики. К сожалению, довольно часто можно встретить русских, живущих здесь 15 лет и с трудом говорящих по-английски. Частично объясняется это тем, что в той области, где я живу, распологается большая русская община. Что касается американцев, то могу сказать, что в большинстве своем это добрые и открытые люди. Они очень толерантны и отзывчивы. Большинство из них глубоко верующие люди и еженедельно посещают церковь. Также необходимо отметить, что в независимости от того, приезжый человек или родился тут, все очень много работают. В отличие от постсоветского пространства, я не наблюдаю здесь людей, единственной целью которых отсидеть рабочий день с минимальными усилиями.
Америка – страна возможностей, но с очень строгими правилами. Нужно быть готовым, что любое ваше нарушение будет очень дорого вам стоить, вы заплатите не только огромный штраф, но и чаще всего за услуги адвоката. Также это относится и к медицине. Даже имея страховку (а они очень разные), мне всегда нужно иметь около $7000 долларов на критический случай, связанный со здоровьем. Также очень дорог человеческий труд. Первое время такие цифры шокируют, но тем самым покупается безопасность и чистота на улицах, уважение к труду и качество услуг.
Возвращаясь к рассуждениям об образовании, то самая важная вещь, на которой я хотела бы остановиться, — это необходимость научиться правильно понимать перспективы, имеющиеся у человека, и пути, как ими воспользоваться. Современный мир технологий очень большой, открывает массу возможностей для работы, но в нём нужно уметь правильно ориентироваться и занять своё место. Так или иначе, моя профессиональная деятельность была связана с постоянным поиском точного ответа на эти вопросы.

В США технологическая индустрия хорошо развита; это характеризуется наличием не только известных гигантов-корпораций, но и широким предложением работы от многочисленных компаний с меньшим штатом, нашедших своё место в общем тренде развития программного обеспечения. Здесь надо ясно понимать разницу в характере и содержании работы между регионами , поскольку картина на расстоянии может заметно отличаться. За одним из таких предложений я увидела шанс оказаться в гуще событий, почувствовать, как формируется набор решений, известных впоследствии по всему миру, не говоря уже о редкой возможности пополнить свой опыт. В итоге своё решение я приняла, исходя прежде всего из своих намерений в карьере, необходимости воспользоваться полученными знаниями и, разумеется, в надежде быть способной в будущем принимать решения, зная обо всём не понаслышке.
Возвращаясь к вопросу о необходимости правильного понимания перспектив, надо помнить, что какие-либо предложения могут поступить только при наличии уже имеющихся фундаментальных знаний. Здесь появляется очень тонкий момент — какой бы ни была подготовка в университете, реальный мир разработки будет неизбежно отличаться, и в этом смысле на США снова можно смотреть как на самый лучший вариант завершить своё образование. Всё выходит очень взаимосвязано, мы можем говорить и о реализации знаний, полученных в университете, и о завершении своего образования, и о одной из самых удачных возможностей начать карьеру.
Говоря об университетском опыте, прежде всего обращаю внимание, что самая ценная его часть связана с теоретическими дисциплинами. Теоретические знания очень трудно добыть самостоятельно или в ходе практической деятельности. Иногда можно наблюдать ситуацию, когда уважаемый и опытный в своей сфере программист, научившийся всему сам методом проб и ошибок, на деле с трудом понимает фундаментальные теоретические рассуждения и не умеет делать на их основе какие-либо выводы. В таких случаях можно говорить о существенной неполноте профессионального навыка, который будет только усложнять любые попытки деятельности. Я надеюсь, что смогла избежать этой участи.
Накапливаются теоретические знания тяжело. Чтобы процесс их постижения мог бы идти, человек должен владеть академической культурой, которую даже передовые корпорации сами не дадут, лучше всего начинать в ней ориентироваться в годы студенчества. На мой взгляд и с учётом моего опыта я могу признаться, что наш университет обладает для этого всем необходимым.

26.05.2014
rspojidaeva@gmail.com